top of page

Архив

  • Фото автораArthur

Мракобесы Могут Быть и в Рядах Врачей и Учёных

Ситуация с SARS-CoV-2 в очередной раз обнажила болевую точку научного и медицинского сообщества: экспертное знание. Те профессионалы, которые, казалось бы, должны пропагандировать населению научный подход, в реальности плодят слухи и множат страхи. И грешат этим не только рядовые специалисты, но и лауреаты Нобелевской премии.


«Мой врач меня отговорил прививаться. Сказал — ни-ни ! Он же врач, ему виднее !» Слышали ли вы такую риторику и сомневаетесь, стоит ли ставить прививку ? Или не понимаете, откуда появляются такие маргиналы, идущие против современного научного знания? Может, они просто честнее других — разве могут такие люди, с дипломами и образованием, заблуждаться? Ученые тоже люди, и ничто человеческое им не чуждо. В том числе и ошибки.

О том, почему настоящим экспертам доверяют всё меньше, подробно написано в книге Тома Николса «Смерть экспертизы: как интернет убивает научные знания» («Биомолекула» писала по ней рецензию [1]).

Даже если мы откинем откровенных мошенников с липовыми бумагами и информационные фейки (кстати, «Яндекс» даже собрал статистику по инфодемии COVID-19), всё равно окажется, что даже самые образованные люди могут быть не правы. Некоторые могут заблуждаться совершенно искренне, дав волю предрассудкам и страхам. Например, такие люди встречаются даже среди Нобелевских лауреатов, которые, казалось бы, должны быть образцом научного мышления !




Память воды и ВИЧ в SARS-CoV-2


Люк Монтанье
Нобелевский лауреат Люк Монтанье, антипрививочник, сторонник лабораторной теории происхождения SARS-CoV-2, верящий в «память воды» Фотография : U.S. National Library of Medicine

Французский Нобелевский лауреат Люк Монтанье (рис. 1) в интервью CNEWS заявил, что, по его мнению, вирус SARS-CoV-2 создали в лаборатории. Более того, он считал, что в геном коронавируса входили последовательности генома ВИЧ, что уже было опровергнуто. Может, это профдеформация, и ему везде мерещится ВИЧ? Ведь свою часть Нобелевской премии по физиологии и медицине в 2008 году он разделил с Франсуазой Барре-Синусси именно за установление того, что ВИЧ стоит за развитием СПИДа. «Биомолекула» уже писала об этом в своих сводках о Нобелевских лауреатах [2].


Однако Монтанье известен и другими антинаучными увлечениями. До этого он прославился продвижением идей другого французского ученого — Жака Бенвениста (рис. 2) о так называемой «памяти воды». «Биомолекула» уже как-то разбирала этот казус в заметке «Здесь покоится тот, чьё имя начертано было на воде» [3].



 Жак Бенвенист
Жак Бенвенист — уважаемый ученый, увлекшийся псевдонаучной теорией памяти воды. Фотография : страница Бенвениста в «Фейсбуке»

Исходно Бенвенист известен как первооткрыватель фактора активации тромбоцитов PAF[4]. Однако в 1988 году он скандально прославился, «доказав» основной принцип гомеопатии о том, что вода обладает определенной «памятью» о других молекулах, в публикации Human basophil degranulation triggered by very dilute antiserum against IgE [5]. Статья вышла не абы где, а в одном из самых уважаемых научных журналов — Nature. Однако издательство справедливо посчитало, что подобное заявление нуждается в стороннем подтверждении, и отрядило группу исследователей проверить результаты. Они пришли к выводу, что работа не воспроизводима и содержит методологические ошибки. Бенвенист на это ответил, что исследователи не смогли понять его метод [6]. Репутация ученого осталась подпорченной навсегда.


Самую известную статью Монтанье по этой теме Electromagnetic signals are produced by aqueous nanostructures derived from bacterial DNA sequences [7] в прессе нарекли публикацией о «телепортации ДНК». Якобы геномный материал некоторых бактерий испускает электромагнитные волны и оставляет «отпечаток» в молекулах H2О. Вдобавок ко всему, Монтанье — широко известный антипрививочник.




Изменение климата, светящийся енот и опять ВИЧ


Кэри Мюллис
Нобелевский лауреат Кэри Мюллис, ВИЧ-диссидент, утверждающий, что видел инопланетян в обличии говорящего енота Фотография : сайт ученого

Другой Нобелевский лауреат Кэри Мюллис (рис. 3) по иронии судьбы в чем-то отзеркалил своего французского коллегу. Американец удостоился премии по химии в 1993 году за изобретение полимеразной цепной реакции [8], позволяющей повысить количество ДНК в образце, — возможно, одного из самых важных методов молекулярной биологии. И одновременно он как раз отрицал открытие Монтанье: то, что ВИЧ вызывает СПИД [9]. По его заявлениям, вирус безобиден, а СПИД развивается из-за рекреационного употребления наркотиков и терапии, направленной против ВИЧ. Деятельность подобных ВИЧ-диссидентов была воспринята слишком буквально, например, президентом ЮАР Табо Мбеки. По оценкам исследования 2008 года, опубликованного в Journal of Acquired Immune Deficiency Syndromes, только за 2000–2005 годы в Южной Африке из-за отказа от антиретровирусной терапии умерло около 330 000 человек [10], [11].


Мюллис также подвергал критике влияние человечества на климат и связь озоновых дыр и хлорфторуглеродов. Более того, в своей автобиографии Dancing Naked in the Mind Field он писал и о своей возможной встрече с инопланетянами, являющимися в виде говорящего светящегося енота, и о своем увлечении астрологией и ЛСД. О его экстравагантной личности можно подробно прочитать в книге Елены Клещенко «ДНК и ее человек. Краткая история ДНК-идентификации» [12].


Кстати, другой Нобелевский лауреат Рэнди Шекман («Биомолекула» писала о его вкладе в открытие системы везикулярного транспорта [13]) считал, что Мюллис по своему поведению — Дональд Трамп молекулярной биологии [11]. Такое сравнение оказалось более чем провидческим. По время пандемии 45-й президент США демонстративно пренебрегал личными средствами защиты, сравнивал SARS-CoV-2 с гриппом, затягивал принятие антиковидных мер и советовал принимать препараты с не проверенной эффективностью против COVID-19, например, комбинацию гидроксихлорохина и азитромицина. Как пишут в Nature, его действия будут аукаться американской науке еще несколько десятилетий, не говоря уж о жизнях, которые можно было бы спасти [14]. Кстати, недавно Трамп тоже был номинирован и на Нобелевскую премию — правда, мира, — но победа ему не досталась.



Грузите апельсины ящиками


Лайнус Полинг
Дважды Нобелевский лауреат Лайнус Полинг, верящий в невероятные свойства аскорбиновой кислоты Фотография : Oregon Historical Photo: Nobel Prize Winner Linus Pauling

Пожалуй, самое разошедшееся по миру заблуждение связано с Лайнусом Полингом (рис. 4), удостоенным аж двух Нобелевских премий: по химии в 1954-м за исследование природы химической связи и премии мира в 1962-м. Одно из его главных достижений — открытие вместе с коллегой Робертом Кори ɑ-спирали и β-листа, самых распространенных элементов вторичной структуры белка [15]. Неужели и такой ученый ошибся ?


Именно Полингом была широко оглашена одна из самых трудно убиваемых псевдонаучных теорий сегодня — о пользе аскорбиновой кислоты при профилактике и лечении респираторных инфекций. Всплыла она с новой силой и в начале эпидемии COVID-19. С одной стороны, доказано, что для нормального функционирования организма в рационе должен присутствовать витамин С: он действительно хорошо влияет на иммунную систему, участвует в нейрофизиологических процессах и снижает восприимчивость к инфекциям. При его серьезном и длительном недостатке развивается всем известная по литературе цинга. Однако данных, что прием добавок с высокими дозами витамина С повышает иммунитет у хорошо питающихся людей, нет, и органы здравоохранения не рекомендуют бесконтрольный прием витамина С. Пока что показано, что дополнительные дозы аскорбиновой кислоты могут иметь положительный эффект лишь в некоторых узких группах людей — спортсменов, военных или у пациентов с высоким риском инфицирования по состоянию здоровья.


Рекомендуемая суточная доза аскорбиновой кислоты в США и Канаде — 90 мг/день для мужчин и 75 мг/день для женщин (Нормативы по странам немного различаются. В Италии, например, это 105 мг/день и 85 мг/день, соответственно.) Полинг же говорил о дозах в 20–30 раз больше и сам принимал витамин С граммами. С легкой руки Нобелевского лауреата, написавшего о его всесильности в своих книгах, и подхвативших его теорию производителей добавок, аскорбиновая кислота, кажется, еще надолго будет восприниматься как средство профилактики простуды [16], [17].




Награда за ошибку


Йоханнес Фибигер
Нобелевский лауреат Йоханнес Фибигер, получивший премию за ошибочный эксперимент Фотография : [19]

Полинг, Мюллис, Монтанье — отнюдь не единственные примеры того, как ученые увлекаются псевдонаучными теориями и делают громкие заявления, сбивая общество с толку и вызывая недоумение и гнев коллег. Однако история сохранила имена и тех Нобелевских лауреатов, непредумышленное заблуждение которых стало очевидно не сразу.


Так, Йоханнес Фибигер (рис. 5) получил Нобелевскую премию в 1926 году за «открытие» того, что нематода Spiroptera carcinoma, паразитирующая в тараканах, которых скармливали мышам, вызывает у последних рак. Казалось бы, открытие действительно очень значимое (хотя напрямую то, что у человека круглые черви вызывают рак желудка, ученый и не заявлял), только есть пара загвоздок. Как показали дальнейшие исследования, образования в ЖКТ у крыс были не опухолями, а метаплазиями. Развитие же этих псевдоопухолей спровоцировали не столько нематоды, сколько недостаток витамина А в рационе животных. Ученый об этом уже не узнал, поскольку умер через шесть недель после присуждения премии, хотя некоторая критика (см. врезку ниже) в адрес его эксперимента звучала и при его жизни. Spiroptera carcinoma была реабилитирована и переименована в Gongylonema neoplasticum, а Нобелевка 1926 года осталась в анналах истории как ошибочная [18].


Но справедливости ради нужно отметить, что Фибигер на самом деле был крайне хорошим ученым, и до сих пор его ценят за вклад в формирование алгоритма контролированных клинических исследований по дифтерии [19], [20].



Йоханнес Фибигер — не единственный, кто получил премию за критикуемое достижение, имея достойные работы и в других областях. Так, например, в 1949 году Нобелевским лауреатом стал Эгаш Мониш (рис. 6) с формулировкой «за открытие терапевтического эффекта лейкотомии при некоторых психических заболеваниях», или, если по-простому, за изобретение метода префронтальной лоботомии. Кстати, 2021 год стал юбилеем, о котором, вероятно, многие хотели бы забыть: 85 лет с проведения первой такой операции. Психохирургия сейчас применяется на практике в исключительных случаях, и лоботомия в целом считается довольно зверским методом лечения, поскольку фактически убивает пациента как личность [21], [22].


Помимо лоботомии, Мониш также известен как изобретатель ангиографии — прорывного метода исследования сосудов. Подробнее об этом противоречивом ученом читайте в статье на «Биомолекуле» [23].



Эгаш Мониш
Нобелевский лауреат Эгаш Мониш, придумавший лоботомию, одну из самых спорно применяемых операций XX века Фотография : Visit Egas Moniz House-Museum

Кому верить ?

Как же тогда защититься от ошибки, если люди, совершившие великие дела на благо науки, оказываются неспособны отличить научную теорию от псевдонауки ? Универсальный ответ, пожалуй, — придерживаться принципа «одна голова хорошо, а две — лучше». Как говорят, современная наука — самый командный из всех командных видов спорта, поэтому если ученый или врач противоречит всем остальным своим коллегам, то, скорее всего, именно он и неправ. Современное научное общество — это саморецензирующийся организм, которому не нужно повторение трагедий, подобных героину в сиропе от кашля, талидомидовой трагедии или нацистских испытаний на людях. Поэтому разумно прислушиваться именно к мнению научного большинства (ведь оно основывается на массиве экспериментов и публикаций) и проверять каждого отдельно взятого эксперта на соответствие стандартам науки на сегодня.


И, пожалуй, если вы знакомы с врачом-антипрививочником, то в первую очередь он антипрививочник, а уже потом врач (и причем не очень хороший).





Справка



  1. E. Davenas, F. Beauvais, J. Amara, M. Oberbaum, B. Robinzon, et. al.. (1988). Human basophil degranulation triggered by very dilute antiserum against IgE. Nature. 333, 816-818;

  2. Luc Montagnier, Jamal Aïssa, Stéphane Ferris, Jean-Luc Montagnier, Claude Lavalléee. (2009). Electromagnetic signals are produced by aqueous nanostructures derived from bacterial DNA sequences. Interdiscip Sci Comput Life Sci. 1, 81-90;

  3. Patricia Goodson. (2014). Questioning the HIV-AIDS Hypothesis: 30 Years of Dissent. Front. Public Health. 2;

  4. Pride Chigwedere, George R Seage, Sofia Gruskin, Tun-Hou Lee, M Essex. (2008). Estimating the Lost Benefits of Antiretroviral Drug Use in South Africa. JAIDS Journal of Acquired Immune Deficiency Syndromes. 49, 410-415;

  5. Jeff Tollefson. (2020). How Trump damaged science — and why it could take decades to recover. Nature. 586, 190-194;

  6. Rodrigo Figueroa-Méndez, Selva Rivas-Arancibia. (2015). Vitamin C in Health and Disease: Its Role in the Metabolism of Cells and Redox State in the Brain. Front. Physiol.. 6;

  7. Giuseppe Cerullo, Massimo Negro, Mauro Parimbelli, Michela Pecoraro, Simone Perna, et. al.. (2020). The Long History of Vitamin C: From Prevention of the Common Cold to Potential Aid in the Treatment of COVID-19. Front. Immunol.. 11;

  8. A. Hrobjartsson, P. C Gotzsche, C. Gluud. (1998). The controlled clinical trial turns 100 years: Fibiger's trial of serum treatment of diphtheria. BMJ. 317, 1243-1245;

  9. Michael D. Staudt, Eric Z. Herring, Keming Gao, Jonathan P. Miller, Jennifer A. Sweet. (2019). Evolution in the Treatment of Psychiatric Disorders: From Psychosurgery to Psychopharmacology to Neuromodulation. Front. Neurosci.. 13;

  10. Robert P. Feldman, James T. Goodrich. (2001). Psychosurgery: A Historical Overview. Neurosurgery. 48, 647-659;